Бывшим управленцам «Севкабеля» выставили счет за сомнительные сделки завода

2021-06-08 10:21:00

 В отношении лиц, которые контролируют «Севкабель», поступил иск о субсидиарной ответственности. Разбирались во всех обстоятельствах дела. 

 
Как сообщает «Деловой Петербург» со ссылкой на пресс-службу банка «Траст», в арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленобласти иск о привлечении к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих ООО ПК «Севкабель».
 
Истцами выступили сам банк и мажоритарный кредитор банкротящегося завода ООО «Инкатех». Среди лиц, в отношении которых подано заявление – бывшие топ-мендежеры и члены совета директоров: Сергей Ярмилко, Александр Вознесенский (старший и младший) и Зелимхан Хаптукаев.
 
«Действия ответчиков, руководивших заводом с октября 2017 года, привели к его банкротству. Они умышленно завышали финансовые показатели, создали ситуацию необходимости переезда завода, но не сформировали необходимых для этого резервов (что привело к остановке производства), а также через нерыночные сделки вывели деньги и товары на общую сумму не менее 800 млн рублей», - сообщили в «Трасте».
 
Журналистам «Росбалта» удалось ознакомиться с материалами иска и выяснить подробности об описываемых сделках.
 
Раздел имущества командой эффективных менеджеров
Нынешнее банкротство и реорганизация – далеко не первые в истории завода, причем в ходе процесса дорогостоящее имущество (а главное – дорогостоящая земля на Васильевском острове) хитроумными способами переходило в собственность третьих лиц. Итак, в 2010 году по инициативе кредитора, банка «Санкт-Петербург», состоялось первое банкротство ОАО «Севкабель», в результате которого производственные мощности перешли новому юрлицу - ООО ГК «Севкабель» («второй завод»).
 
Второй завод арендовал у банкрота производственную площадку и оборудование, после чего возобновил выпуск продукции и выкупил оставшееся имущество с банкротных торгов. Процедура завершилась к 2014 году. По информации «Росбалта», с этого же момента управление вторым заводом перешло к упомянутым Вознесенскому, Ярмилко и их соратнику Артему Пиднику, поочередно выступавшими руководителями «Севкабеля».
 
В дальнейшем производственное оборудование было передано дочернему обществу ООО «ПК «Севкабель» («третий завод»), товарный знак отошел шотландскому офшору «Бровер Сервис ЛП». Самый ценный с рыночной точки зрения актив - земельный участок, оцениваемый в несколько миллиардов рублей, контролировала дочерняя структура Банка «Санкт-Петербург» - ООО «БСПБ Капитал».
 
А в 2017 году ООО «ПК «Севкабель» вошёл в состав самарского кабельного холдинга «Росскат». Как пишет «Росбалт», при этом Пидник, Вознесенский и Ярмилко сохранили контроль над советом директоров завода и добились решения о передаче функций управления к учрежденной ими же УК «Политбюро». То есть, некогда единое предприятие было «попилено» на конгломерат с запутанной структурой - территория принадлежит одним, станками и другим оборудованием владеют другие, управляют всем процессом третьи.
 
А самое главное – управляющей компании назначили внушительное вознаграждение: единовременно 36 млн по итогам 2017 года, 9,6 млн в месяц и ежегодная премия в размере 40% EBT «третьего завода». Для понимания, показатель EBT составляет прибыль до вычета расходов по выплате налогов. Фактически «Политбюро» получало львиную долю прибыли, заработанную огромным заводом, утверждает «Росбалт».
 
Управленцы путем заключения сделок между подконтрольными «старым» и «новым» заводом, перезаключили договор аренды площадки под заводом на ограниченный срок, а также подписали договор с «Бровер Сервис», Таким образом, даже за использование собственного бренда «Севкабель» вынужден был перечислять немалые роялти заморской фирме. После оформления бумаг ставшие ненужными юрлица отправили в небытие: «второй завод» ООО ГК «Севкабель» сменил название на «Линия-К» и благополучно обанкротился.
 
Фиаско с переездом
Развязка наступила в 2020 году - истек срок аренды территории на Кожевенной, но к тому времени бесперебойный отъем прибыли в пользу «Политбюро» не оставил заводу финансовой возможности безболезненно переехать на новые площади Кировского завода. Предприятие пошло на банкротство.
 
Как же так произошло? Денег на переезд не хватало, поскольку они попросту не были предусмотрены в плане расходов предприятия. Причина может быть прозаичной –запланированные в резервах данные расходы резко бы уменьшили показатель прибыли, а значит управленцы из «Политбюро» остались бы без причитающихся им бонусов. Согласно проаудированной E&Y финансовой отчётности, УК за 2019 год получило 109 млн рублей за услуги управления, причем сумму перечислили со счетов завода за месяц до его банкротства.
 
Согласно материалу «Росбалта», большой план релокации предусматривал затраты на сумму почти 3,2 млрд рублей: это размещение на новых площадках в Тольятти и Нефтегорске (где базируется «Росскат») и выкуп территории в индустриальном парке «Марьино» за 2,688 млрд рублей. В то время как другой вариант с долгосрочной арендой новых площадей обошелся бы всего в 950 миллионов рублей, однако Управляющая компания не сформировала резервов даже на такой минимальный план релокации.
 
По мнению авторов «Росбалт», «очистка» участка от завода могла быть выгодна для успешного развития собственного девелоперского проекта Александра Вознесенского под названием «Севкабель Порт». Ведь ранее, как раз по запросу вышеупомянутого «БСПБ Капитал», были одобрены изменения в генплане Петербурга, позволяющие строить деловую и жилую недвижимость на территории завода, что, возможно и было конечной целью.
 
Случилась типичная для российского бизнеса история, когда заводы приходят к банкротству, распродаются по частям, а высвободившаяся земля моментально уходит в нужные руки для дальнейшей застройки и продажи недвижимости. Выгодно продать огромные участки и получить мгновенную прибыль «в моменте» гораздо проще, чем годами развивать предприятие и увеличивать его доходность, ведь это требует и времени, и определенных компетенций.
 
Невыгодные сделки
Значительные суммы «Севкабель» терял от множества невыгодных сделок, сообщает «Росбалт». Так, за неделю до открытия процедуры банкротства предприятию были должны 13 контрагентов на общую сумму порядка 160 млн рублей. Большинство из них стабильно работающие, успешные промышленные предприятия, которые легко бы выплатили положенные долги (или с которых не составило бы проблем взыскать деньги через суд).
 
Однако, как выяснилось в суде, «Севкабель» переуступил права требования по договорам цессии зарегистрированному в 2019 году ООО «Металлоинтеграция», не имевшему сколь какого-нибудь серьезного капитала и активов. Коммерческой выгоды «Севкабель» от этих сделок не получил и забрать переуступленные долги у «Металлоинтеграции» как типичной «пустышки» фактически нереально.
 
Еще один пример - договор между ООО «УК «Политбюро» и ООО «Северный кабель» от 12 декабря 2020 года. В судебных материалах говорится, что «Северный кабель» приобрел требования к ООО «ПК «Севкабель» на сумму более 107 млн рублей, причитавшихся в качестве вознаграждения управляющей компании.
 
Несмотря на требования других кредиторов и прямой запрет на нарушение очередности погашения этих требований, Завод выплатил данную задолженность за неделю до своего банкротства. Пикантность в том, что в 2014-2015 годах участником «Северного кабеля», согласно выписке из ЕГРЮЛ, являлся все тот же Ярмилко, то есть вполне вероятно, что «бумажная» сделка проводилась с единственной целью вывести средства из-под прицела других кредиторов.
 
По еще одному договору «Севкабель» выкупил у «Линии-К» («второго завода») дебиторскую задолженность на сумму 231 млн рублей. Должниками оказались или банкроты, или компании в предбанкротном состоянии. Как правило, в таких случаях долги выкупают за небольшой процент от изначальной суммы, однако «Севкабель» заплатил по номинальной стоимости, и естественно, ничего потом взыскать не смог.
 
К слову, той самой «Линии-К», как пишет «Росбалт», «Севкабель» отгрузил с 2017 по 2019 гг. продукции на 13 млрд рублей, расчёт за которую осуществлялся несвоевременно, сумма просрочки в среднем составляла 1,2-1,5 млрд рублей. Но никаких финансовых санкций не выставлялось, хотя общий размер недоначисленных за 3 года процентов за пользование чужими денежными средствами мог составить 357 млн рублей.
 
В качестве премии за достижение объема продаж по итогам 2018 года «Линия-К» получила от «Севкабеля» 60 млн. рублей, и буквально через месяц вернула нереализованную продукцию на 378 миллионов обратно Заводу. То есть, предполагают журналисты, фактически выполнение плана было «бумажным», в отличии от премии, которая возвращена не была.
 
Штатный кризис
Еще одна статья доходов УК «Политбюро» - получение выплат от завода за ряд услуг по управлению персоналом, в сфере IT и проектного управления, за работу экономистов, бухгалтеров, финансистов. В месяц оплата по ним составляла более 5,2 млн рублей, причем деньги исправно перечислялись даже после открытия банкротства. Однако услуги фактически выполняли сами соответствующие специалисты завода: их уволили одним днём с «Севкабеля» и тут же трудоустроили в штат управляющей компании.
 
Контроль над институтом
Ранее «Севкабель» имел дочерний НИИ - один из старейших и ведущих исследовательских институтов кабельной промышленности России, заказчиком которого являются в том числе Министерство обороны и крупнейшие госкорпорации. Однако, сообщает «Росбалт», в январе 2019 года завод под управлением ООО «УК «Политбюро» продал за 9,2 млн рублей принадлежащую ему долю в уставном капитале ООО НИИ «Севкабель» в пользу уже ранее упомянутого ООО «Северный кабель». При этом, согласно сайту ФНС, только балансовые активы компании составляли более 12,2 млн рублей, нераспределённая прибыль - 10,3 млн рублей. То есть стоимость доли была занижена как минимум в пять раз.
 
Каналы торговли
Согласно выводам журналистов, топ-менеджмент замкнул на себя схемы реализации готовой продукции предприятия. Так, бытовой кабель почти по себестоимости продавали ООО «Северный кабель», который перепродавал товар по рыночным ценам. По аналогичной схеме торговлей другим видом продукции –силовым кабелем занималась еще одна «прокладка» ООО «УК «Бизнес Альянс».
 
Характерно, что сам завод заключал с контрагентами преимущественно краткосрочные контракты на 1-3 месяца, а долгие контракты подписывали именно дистрибьюторы - «прокладки». И в итоге после отстранения команды УК «Политбюро» от власти в октябре 2020 года заводу попросту перекрыли каналы реализации, что стало одной из причин банкротства.
 
Теперь в описанных сделках предстоит разбираться судебным органам. Если эти обстоятельства посчитают юридически доказанными и будет установлено что указанные в иске лица способствовали финансовому ущербу предприятия, то по закону о банкротстве за подобную деятельность предусмотрена субсидиарная ответственность.
 
А значит, бывшим топ-менеджерам придется за счет собственных средств погашать появившиеся по их вине долги «Севкабеля». Не исключено, что и правоохранительные органы могут дать оценку действиям управленцев уже в разрезе уголовной ответственности.
 
Мнение эксперта
Партнер юридического бюро «Падва и Эпштейн» Антон Бабенко в комментарии Newia.ru отметил, что у иска есть все шансы на удовлетворение:
 
«Приведенные в СМИ доводы кредиторов об основаниях субсидиарной ответственности лиц, ранее управлявших должником, могут быть приняты судом. Выплата управляющей компании завышенного вознаграждения накануне банкротства, ухудшение условий аренды, продажа имущества по заниженной цене и покупка по завышенной цене, убыточное трансферное ценообразование – если эти обстоятельства будут доказаны, в силу закона о банкротстве и существующего судебного подхода вероятность привлечения ответчиков к ответственности по долгам должника очень высокая».
 
По мнению Антона Бабенко, можно говорить о том, что лица, ранее контролировавшие должника и, возможно, лояльные к ним кредиторы используют стандартные приемы противодействия мажоритарным кредиторам.
 
«В этом деле интересна попытка обвинить в банкротстве лиц, связанных с одним из крупных кредиторов, через подачу еще одного заявления о привлечении к субсидиарной ответственности и воздействовать на них путем принятия обеспечительных мер. Однако одной только связи с должником или кредитором для привлечения к субсидиарной ответственности недостаточно. Суд при рассмотрении заявления должен действовать не механически, а устанавливать наличие всех предусмотренных законом оснований в отношении каждого ответчика», - считает юрист.
 
Как добавил Антон Бабенко, оценивая перспективы работы действующего конкурсного управляющего Кирилла Пестрякова в такой ситуации, можно ожидать либо его смены, либо его подчинения воле собрания кредиторов. Поскольку далее он лично несет ответственность как за сохранность имущества, так и за пополнение конкурсной массы, в том числе за счет взысканий.
 
И если конкурсный управляющий будет допускать бездействие в оспаривании сделок должника, в возврате выведенного имущества и в привлечении к ответственности действительных контролирующих должника лиц, то сам может быть привлечен к ответственности. Это может быть широкий спектр мер, включая дисквалификацию и взыскание с него убытков.
 




109004 Россия, Москва,
ул. Земляной Вал, д.54, стр.2
тел.: +7 495 748 80 80
факс: +7 495 748 04 28