«Распробовали процедуру банкротства»: в России резко выросло число несостоятельных граждан

2021-04-08 09:43:00

 В России почти вдвое выросло число обанкротившихся граждан, свидетельствует реестр сведений о несостоятельности россиян. Эксперты отмечают, что облегченная процедура внесудебного банкротства пришлась как раз вовремя. При этом российский закон о банкротстве жестче, чем в США, но мягче чем в Германии, говорят юристы.

 
Банкротами по суду в первом квартале 2021 года стали 40,6 тыс. россиян, что в 1,8 раза больше, чем за аналогичный период прошлого года, подсчитал Единый федеральный реестр сведений о банкротстве («Федресурс»). Причем, отрицательная динамика нарастает с годами: за январь-март прошлого года банкротов стало больше на 70% в сравнении с тремя первыми месяцами 2019 года.
 
Всего же за время существования судебной процедуры личного банкротства (с октября 2015 года) несостоятельными стали почти 323 тыс. россиян.
 
В большинстве случаев (95%) инициатива банкротства принадлежала самим гражданам. С подачи кредиторов процедура была запущена в 3,7% дел, налоговых органов — 1%. Регионами-лидерами по темпам роста числа соответствующих судебных дел в первом квартале стали Хакасия (с 13 до 130 банкротов), Крым (с 15 до 104), Чечня (с 2 до 13).
 
В абсолютных цифрах лидируют столица — 2224 банкрота за январь-март 2021 года (рост на 53%), далее по убыванию идут Московская область — 2176 (70%), Краснодарский край — 2109 (79%), Самарская область — 1887(97%).
 
За отчётный период были завершены первые 342 процедуры внесудебного банкротства граждан, уточняет «Федресурс».
 
Внесудебное банкротство стало доступно с 1 сентября прошлого года. Инициировать его можно через многофункциональные центры (МФЦ) при условии, что размер долгов не превышает 500 тыс. рублей, и приставы прекратили исполнительное производство, не обнаружив у должника имущества.
 
«Увеличение числа банкротств физических лиц является прямым следствием кризиса, вызванного пандемией, из-за которого доходы населения существенно снизились, а в некоторых случаях были вовсе потеряны, — сказал «Газете.Ru» доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин РЭУ им. Г.В. Плеханова Иван Денисов. —
 
Но имеются и не столь очевидные причины. Наши сограждане стали лучше осведомлены об этой сравнительно новой процедуре личного банкротства и распробовали ее».
 
Либерализация законодательства и упрощение процедуры также способствовали популяризации такого решения финансовых проблем, уточнил в беседе с «Газетой.Ru» эксперт по финансово-правовой безопасности бизнеса Московского отделения «Опоры России» Сергей Елин.
 
Старший партнёр ЮК «Неделько и партнеры» Ольга Саутина указывает на еще две причины роста численности банкротов: относительная простота получения кредитов, а также неверно сформированное общественное мнение. Считается, что процедура банкротства — это способ быстрого, недорогого и гарантированного списания всех имеющихся долгов, объясняет эксперт. По ее словам, огромную роль в формировании такого ошибочного мнения сыграли те, кто специализируется на сопровождении таких дел — юристы, арбитражные управляющие.
 
«В результате сформировалась значительная часть заемщиков (должников), которые при заключении кредитных договоров гораздо больше обеспокоены тем, как взять кредит, а не тем, как потом по нему расплатиться. Неизбежное следствие этого — рост банкротств, которые инициируются, как кредиторами (в первую часть банками), так и самими должниками», — говорит Саутина.
 
От легкомысленного отношения к процедуре банкротства предостерегает и гендиректор юридического бюро «Падва и Эпштейн» Павел Герасимов. «Следует иметь ввиду, что если суд установит недобросовестное поведение гражданина, то его долги могут и не списать», — говорит он.
 
В случае выявления фактов сокрытия гражданином имущества или его незаконной передачи третьим лицам, конкурсные кредиторы или уполномоченный орган, требования которых не были удовлетворены, вправе обратиться с заявлением о пересмотре дела, добавляет эксперт.
 
Герасимов считает, что закон о банкротстве нуждается в дальнейшем совершенствовании. «Сейчас, исходя из положений закона, получается, что лицо, в отношении которого введена процедура реализации имущества, не может выйти из нее без негативных последствий, даже если погасит все свои долги или заключит мировое соглашение», — говорит Герасимов из юридического бюро «Падва и Эпштейн».
 
Это представляется неверным, поскольку должники тем самым лишаются стимула добровольно погасить свои доги и прекратить процедуру, добавляет юрист.
 
Требуют более четкого нормативного урегулирования ситуации, когда имеется один кредитный договор, по которому несколько созаемщиков (например, супруг или родственники), добавляет Саутина.
 
«Представляется, что в этой ситуации необоснованно нарушаются интересы добросовестных созаемщиков, которые продолжают платить по кредитному договору, но у них возникает обязанность погасить сразу весь кредит, если начинается процедура банкротства относительно одного из заемщиков», — поясняет она.
 
В Европе хуже, но в Америке лучше
Если сравнивать процедуры банкротства в России и других странах, то приоритеты везде разные, считает Елин из «Опоры России». В каких-то странах закон делает акцент на интересах заемщика, а где-то на стороне кредитора.
 
«В России законодательная база достаточно сбалансирована в части интересов должника и кредитора. Но с введением института внесудебного банкротства, стало понятно, что действия властей направлены на то, чтобы вывести большую часть населения из долговой ямы», — говорит Елин.
 
Саутина из «Неделько и партнеры» считает, что процедуры банкротства в странах Евросоюза направлены в большей степени на реструктуризацию долгов, на исполнение обязательств должников, а не на списание задолженности. «В РФ гораздо чаще дела заканчиваются именно списанием долгов. А процедура реструктуризации имеющегося долга становится часто лишь формальностью», — считает собеседница, добавляя, что это вошло в правоприменительную практику, хотя само российское законодательство процедуру реструктуризации, безусловно, прописывает достаточно детально.
 
По словам Елина из «Опоры России» законодательство о банкротстве в США и Великобритании заточено на то, чтобы максимально списать долги с должника. «Сейчас в Америке каждый десятый гражданин так или иначе сталкивался с этой процедурой. И это как обратная сторона популярности кредитования. Едва ли не 95% американских банкротов – это те, кто не смог нормальным образом рассчитаться по своими долгам и объявил себя банкротом или стал им по требованию банка», — говорит Елин.
 
Но, к примеру, в Германии и Австрии требования жестче и там акцент сделан на то, чтобы максимально удовлетворить запросы кредиторов. «Должнику обязательно предъявят план погашения задолженности, а само банкротство может начаться даже за одну тысячу евро», — заключает Елин.
 




109004 Россия, Москва,
ул. Земляной Вал, д.54, стр.2
тел.: +7 495 748 80 80
факс: +7 495 748 04 28