Должники сливаются с обязательствами

2021-01-29 09:49:00

  Аналитики фиксируют бум банкротств физических лиц и индивидуальных предпринимателей в Черноземье в 2020 году. Число признанных несостоятельными жителей выросло со 125% (Липецкая область) до 188% (Орловская). Осенью к судебным решениям добавились оформленные в МФЦ внесудебные банкротства с небольшими долгами. Юристы считают новый механизм неэффективным и предупреждают о высокой загрузке судов.

В 2020 году в Черноземье на фоне пандемии коронавируса резко увеличилось число признанных банкротами физических лиц и индивидуальных предпринимателей, свидетельствуют данные Единого федерального реестра сведений о банкротстве (ЕФРСБ, «Федресурс»).
Существеннее всего число жителей, в отношении которых арбитражные суды в течение года ввели процедуру реализации имущества, выросло в Орловской области. Если по итогам 2019-го их было 336, то за 2020-й — 971, на 188% больше. В Тамбовской области показатель вырос на 179%, с 412 до 1152 человек. В Белгородской области число признанных банкротами увеличилось на 154%, с 1626 до 4136 человек. Этот регион стал антилидером в Черноземье как по абсолютному числу граждан-банкротов, так и по их числу на 100 тыс. жителей: 105 человек, по оценке «Федресурса».
В Курской области число банкротств увеличилось на 148%, с 808 человек в 2019-м до 2007 — в 2020-м. В Воронежской области показатель вырос на 141%, с 1133 до 2739 человек. Наименьшую динамику продемонстрировала Липецкая область — 125%, с 847 до 1908 банкротов.
Вместе с тем в Липецкой области наибольшее в Черноземье количество жителей стали банкротами во внесудебном порядке, через центры «Мои документы». Этот формат стал доступен с 1 сентября для физлиц с долгами от 50 до 500 тыс. руб. В регионе за четыре месяца было вынесено 88 таких решений. Наименьшее число внесудебных банкротств в макрорегионе при этом на Орловщине — всего семь.
Среди известных бизнесменов Черноземья, инициировавших собственное банкротство в 2020 году, был депутат гордумы Воронежа, глава местной ГК «Автолайн» Дмитрий Крутских, глава белгородской ГК «Алексеевка химмаш» Александр Пархоменко. Также в 2020-м обанкротился владелец дилерской группы «Модус» с крупными активами в Воронеже Алексей Лещенко, собственник бывшего воронежского дилера Volkswagen «Гаус» Михаил Швыдченко.
В начале 2021 года арбитражные суды Воронежской, Белгородской, Липецкой, Курской, Орловской и Тамбовской областей столкнулись с новым всплеском подачи исков о банкротстве физических лиц. К примеру, в первый рабочий день года, 11 января, воронежский арбитраж принял 31 такой иск, тогда как в первый рабочий день 2020-го — всего один.
Для банкрота действуют два основных ограничения. В течение пяти лет при обращении за кредитом он обязан уведомлять банк о своем особом статусе, даже если процедура реализации имущества не вводилась, также предсказуемо портится кредитный рейтинг заемщика. Кроме того, банкрот в течение трех лет не может управлять юридическим лицом.
«Увеличение числа признанных несостоятельными жителей Черноземья связано, в первую очередь, с растущей информированностью о подобной возможности, во вторую — с усугублением экономической ситуации», — считает партнер ООО «Правовая группа» Владимир Шалаев. «Катализатором роста банкротств выступили связанные с пандемией экономические сложности, как следствие — кризис неплатежей, фактическое закрытие рабочих мест», — добавил руководитель направления «банкротство» фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Олег Пермяков.
Руководитель проекта «Федресурс» Алексей Юхнин отмечает, что «потребительское банкротство, в отличие от корпоративного, в нашей стране имеет реабилитирующее значение»: «Добросовестный гражданин освобождается от долгов. Именно поэтому в кризисный период государство предприняло меры для стимулирования банкротств физлиц, в том числе создав дополнительную процедуру внесудебного банкротства». Он указывает, что граждане, как правило, сами инициируют собственное банкротство (94,5% случаев). 4,6% приходится на конкурсных кредиторов, порядка 1% — на ФНС.
Управляющий партнер юридической фирмы Enterprise Legal Solutions Юрий Федюкин напомнил при этом, что значительная доля банкротств физлиц относится к индивидуальным предпринимателям, субъектам малого и среднего бизнеса: «Для них это возможность освобождения от избыточного долгового бремени, сформированного в кризис перед банками и контрагентами».
Господин Федюкин также отметил несовершенства механизма внесудебного банкротства граждан: «Его неверно называть упрощенным. В этой процедуре должно быть установлено, что у должника нет имущества, значит, уже должно быть завершенное исполнительное производство, в рамках которого этот факт либо опровергается, либо подтверждается. В результате за первые месяцы работы нового механизма более 3/4 всех поданных заявлений были отклонены».
Управляющий партнер юридической группы Novator, адвокат Вячеслав Косаков предупредил о рисках затягивания процедур банкротства из-за высокой загрузки судей: «В прошлом году уже наблюдали тот объем нагрузки, с которым судам было тяжело справиться. Так, в Москве суды назначают заседания через три-четыре месяца, что увеличивает длительность процедуры в полтора-два раза».
Исполнительный директор юридического бюро «Падва и Эпштейн» Антон Бабенко ожидает еще более масштабного бума банкротств в 2021 году: «Ситуация в прошлом году была во многом предопределена ростом просроченной кредиторской задолженности в более ранние периоды, еще до начала коронакризиса».




109004 Россия, Москва,
ул. Земляной Вал, д.54, стр.2
тел.: +7 495 748 80 80
факс: +7 495 748 04 28