Коммерсант. Да ШОС такое. У семьи Хамита Мавлиярова появился шанс взыскать старый долг с трех башкирских министерств

2020-07-23 15:39:00

На новый этап судебного разбирательства отправлен спор за 25 млн руб. между обанкротившимся Фондом строительства спортивных сооружений и социально значимых проектов Башкирии и министерствами спорта, культуры и экономического развития республики. Большую часть этой суммы фонд задолжал генподрядному тресту «Башкортостаннефтезаводстрой» (БНЗС) — своему основному кредитору, который реконструировал к международным саммитам ШОС и БРИКС в Уфе здание дворца культуры «Нефтяник». Фонд в интересах кредиторов пытается взыскать задолженность со своих учредителей, но две инстанции арбитражного суда ему в этом отказали. Кассация направила дело на новое рассмотрение. По мнению юристов, шансы треста взыскать долг с бюджета увеличиваются.

Кассационный арбитражный суд Уральского округа вернул на новое рассмотрение в Уфу иск конкурсного управляющего Фонда строительства спортивных сооружений и социально значимых объектов Башкирии Дмитрия Молина к министерствам спорта, культуры и экономического развития республики. Господин Молин требует привлечь их как учредителей фонда к субсидиарной ответственности на сумму 25,27 млн руб.

В 2015 году в фонде была начата процедура банкротства, инициатором которой стало ООО «Генподрядный трест „Башкортостаннефтезаводстрой“» (контролируется Русланом Мавлияровым — сыном бывшего замглавы Минстроя России Хамита Мавлиярова). Из материалов арбитражного суда следует, что в 2015 году фонд не оплатил 24 млн руб. расходов на реконструкцию уфимского дворца культуры «Нефтяник». Работы выполнялись к саммитам ШОС и БРИКС, которые прошли в Уфе в июле 2015 года. Полная стоимость контракта составляла 765 млн руб. В ходе банкротства выяснилось, что из активов у фонда, который распределял миллиардные контракты на подготовку к саммитам, есть только автомобиль Nissan Almera и дебиторская задолженность на сумму 339 тыс. руб.— и та не подтверждена документально. В реестр кредиторов фонда включена также ФНС с суммой требований 200 тыс. руб.

В апреле 2019 года конкурсный управляющий фонда Дмитрий Молин решил привлечь к ответственности по его долгам трех учредителей — министерства спорта, культуры и экономического развития, руководящие сотрудники которых входили в совет фонда. К тому моменту, в 2015 году, учредители фонда сначала приняли решение о его ликвидации, а потом трест БНЗС подал на банкротство.

До банкротства совет фонда состоял из министра спорта Андрея Иванюты (с этого года возглавляет администрацию Белорецкого района), заместителя министра экономического развития республики Лилии Мазитовой и заместителя министра культуры Лилии Кашириной. В суде конкурсный управляющий заявил, что совет должен отвечать по долгам фонда, так как координировал его деятельность.

Однако в январе 2020 года арбитражный суд Башкирии в иске отказал, не признав учредителей фонда его контролирующими лицами. Суд счел, что члены совета не влияли на решения фонда — их определял директор. Первым директором фонда в апреле 2012 года был Александр Филиппов (позже в ранге вице-мэра Уфы курировал в администрации строительство, земельные и имущественные отношения), с октября 2012 года эту должность занимала Рина Даянова. Совет также не имел полномочий контролировать денежные средства фонда и то, как он исполняет обязательства перед контрагентами, отметил суд первой инстанции.

Иск о привлечении к субсидиарной ответственности директора фонда в суд не подавался.

Апелляционная инстанция в марте оставила решение в силе.

В кассационной жалобе конкурсный управляющий фонда заявил, что несмотря на задолженность, представители министерств, входивших в состав фонда, приняли решение о его ликвидации. При этом они не предприняли действий для погашения долга перед кредиторами.

Представитель треста БНЗС в суде также заявлял, что сотрудники министерств фактически руководили фондом через совет, а директор лишь исполнял их решения.

Кассационный суд решил, что выводы нижестоящих судов «нельзя признать обоснованными», так как они «применили формальный подход к оценке сложившихся отношений» между фондом, министерствами и подрядчиком. Фонд реализовывал «поставленные перед ним общественно-значимые задачи в интересах публично-правового образования», что не было учтено судами, отметила кассация. Выводы двух инстанций суда о том, что министерства не контролировали деятельность фонда, окружной суд счел необоснованными и указал на то, что эти министерства были определены учредителями фонда указом президента Башкирии (на тот момент эту должность занимал Рустэм Хамитов).

Также кассационный суд сослался на позицию Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) в деле «Компания „Радио Франс“ и другие против Франции». ЕСПЧ признал, что государство не может освобождать себя от ответственности путем делегирования своих обязательств частным органам или лицам. При новом рассмотрении, следует из решения суда, арбитражный суд Башкирии должен оценить «существенность влияния контролирующих должника лиц на результаты хозяйственной деятельности» фонда.

Взыскиваемая сумма соразмерна чистой прибыли треста БНЗС за 27 лет из расчета, что чистая прибыль предприятия в 2018 году составляла, по данным kartoteka.ru, 917 тыс. руб.

Дмитрий Молин воздержался от комментариев о перспективах продолжения разбирательства. «Учитывая, что мы судимся с бюджетом, я был бы осторожен в прогнозах»,— отметил он.

Генеральный директор треста БНЗС Алексей Попенов для связи был недоступен: в его приемной сообщили, что он отсутствует. На телефон, оставленный редакцией, никто не перезвонил.

В министерствах культуры, экономразвития и спорта на письменные запросы „Ъ“ оперативно не ответили.

Генеральный директор юридического бюро «Падва и Эпштейн» Павел Герасимов полагает, что при новом рассмотрении высоки шансы удовлетворения иска о привлечении министерств к субсидиарной ответственности. «С большей долей вероятности можно предположить, что на втором круге рассмотрения дела суды встанут на сторону конкурсного управляющего и кредитора,— согласна руководитель практики банкротства адвокатского бюро „Плешаков, Ушкалов и партнеры“ Анна Маджар.— Однако так как суд кассационной инстанции указал, что суд первой инстанции должен определить степень влияния каждого из ответчиков на деятельность должника, они не лишены права представить доказательства того, что их влияния на деятельность должника не было и роль учредителя являлась формальной».





109004 Россия, Москва,
ул. Земляной Вал, д.54, стр.2
тел.: +7 495 748 80 80
факс: +7 495 748 04 28